Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

U-124

За работу!

А вот кому MIL-STD-188-165A?

Американский военный стандарт на спутниковые модемы. Жалко, что предыдущего поколения, новый, MIL-STD-188-165B с блекджеком и шлюхами турбокодами, пока нигде не найти.

Абыдна!
U-124

Нехватка цинка

Товарищи, в стране нехватка цинка.
Об этом и душа моя болит.
Недавно сына получил в посылке,
А ящик даже цинком не обит.
Берегите цинк,
Подрастает сын.
Берегите цинк, цинк.
Подрастает Ваш сын.

По ссылке — хорошая статья об экипаже танка №321, погибшем во время штурма Земо-Никозии. Очень правильно всё написано. Я и сам о чём-то таком думал, только сказать складно не получалось, что при таких охвицерах-похуистах, лживых толстожопых генералах и гавнокомандующих никакая победа не будет нам в радость.
U-124

Овцы в овечьей шкуре

Френдлента принесла удивительную ссылку: http://www.rambler.ru/news/russia/army/560759612.html

Русский Newsweek опубликовал статью о беде, постигшей наших военных

В докладах звучала такая информация: за последние годы многие военные подразделения оказались в том положении, в котором пребывал российский бизнес в 90-х. Бандиты, казалось бы, ставшие историей, нашли новый объект «опеки»: отдельные военнослужащие, подразделения и целые полки исправно платят за «спокойную жизнь». Такая проблема возникла еще в 2000-м и сначала касалась исключительно выплат «боевых». Но затем армия стала переходить на контракт, деньги появились и у солдат, служащих вдали от горячих точек. Причем многие контрактники - это вчерашние призывники. С 2004 г., согласно поправкам в законе «О воинской обязанности», после полугода службы по призыву и получения военно-учетной специальности военнослужащий может заключить контракт о прохождении военной службы на три года. 18-летние пацаны, впервые оказавшиеся вдали от дома, стали легкой добычей для рэкетиров. Зарплата контрактника — от 9000 до 17 000 руб. в месяц — солидная «налогооблагаемая база».

В отчетах МВД, представленных на круглом столе, говорится о десятках случаев вымогательства у солдат и офицеров, произошедших в последние пару лет. Военные чины, с которыми пообщался Newsweek, утверждают, что милиция раздувает масштабы проблемы. Но, побывав в нескольких дальневосточных частях, мы убедились, что это не так. В армейской среде популярен афоризм, приписываемый маршалу Жукову: «Армией управляю я, и сержанты». Сегодня легендарный полководец присовокупил бы к сержантам и бандитов.


«С подразделения в день получки снимают иногда тысяч сто, а иногда и полмиллиона. Да что вы рот разеваете, как будто дальше кремлевских стен никогда не выезжали, здесь еще по-божески, вы в Бикин съездите», — напутствовал Серега на прощание.

Технология вымогательства проста — отбирают зарплату, а если военнослужащий не может отдать требуемую сумму — берут кредит по его военному билету.

Бикин — городишко в 250 км от Хабаровска. Местный мотострелковый полк — заурядная часть, как две капли воды похожая на любую другую, расположенную в таежном медвежьем углу. С контрактником Иваном Басханжиевым мы встретились недалеко от КПП. Отслужив полгода по призыву, он получил предложение перейти на контракт. Басханжиев не знал, что вымогательство существует, пока был срочником. Но начав получать зарплату, сразу увидел минусы службы в новом статусе.

После первой же получки к нему подошел некий Юрий Маркосян. Считалось, что Маркосян является старшиной роты, но в части старшина появлялся нечасто, более того, редкость его визитов нисколько не беспокоила командира роты капитана Евгения Ищака.

Зато в день зарплаты Маркосян приезжал на дорогой японской машине и собирал с солдат деньги. Иван платил 4000 руб. в месяц, столько же, по его словам, отдавало не менее 40% личного состава. Однажды Иван не смог заплатить, и старшина поставил его «на счетчик» — 1000 руб. за каждый день просрочки. Через неделю Маркосян явился вместе с какими-то гражданскими, солдата вывезли за город в лес и долго избивали гибкими стальными прутьями. Так повторялось несколько раз.

Чтобы рассчитаться с бандитами, Иван решил взять кредит. Но старшина отобрал у него документы, поэтому солдат попросил командира взвода оформить кредит на себя. «Он знал, что я попал „на счетчик“, всё понимал, это была очевидная ситуация, к нему у меня претензий нет», — рассказывает Басханжиев. Однако взводному кредита не дали, и Иван решил уйти из части.

Позже выяснилось, что, пока Басханжиев был «в сочах» (СОЧ — самовольное оставление части), на его имя таки оформили кредит в 50 000 руб. Кто его получил, Иван не знает, но военный билет, по которому можно было взять кредит, находился у бандитов. «Да разве я один такой? - вспоминает Басханжиев, — там было случаев пятьдесят таких кредитов. Попал человек „на счетчик“, отдать не может, ну у него документы отбирают, а потом он узнает, что ему за кредит платить. Они по-любому свои деньги с нас снимали». Сейчас военная прокуратура округа ведет расследование по этому делу.


Кто-то пытается бить тревогу

Полковник в отставке Павел Шмаков теперь возглавляет Хабаровский краевой правозащитный центр, а совсем недавно командовал полком. Историю контрактника Ивана Басханжиева он называет типичной. Из сейфа Шмаков извлекает пачку заявлений в два пальца толщиной: «Вот видите, сколько жалоб, и почти в каждой факты вымогательства». По его словам явление стало массовым потому, что сейчас происходит сращивание бандитов с офицерами. Последние давным-давно сами освоили навыки вымогательства.

Контрактники стали для криминала настоящим Клондайком, утверждает Шмаков. По его подсчетам, с развернутого полка постоянной боевой готовности в месяц уголовники и их помощники в погонах снимают до 7,5 млн руб. «Поймите, технология получения кредитов не такая уж простая, банки весьма неохотно ссужают деньгами военных, требуется масса справок, и если на солдата оформлен кредит в его отсутствие, значит, начфин был в доле», - говорит офицер-правозащитник. Кредиты не единственный способ, с помощью которого офицеры помогают бандитам получать долги со своих подчиненных. Можно, например, оформить отпуск, чтобы солдат рассчитался с «крышей» из отпускных. За оформление офицеры получают комиссионные.


Впрочем, военные делают вид что ничего страшного не происходит

Кожан, впрочем, не говорит, что милиция бесполезна для решения армейских проблем. Милиция армии нужна. Но, как можно понять из слов полковника, только для того, чтобы граждане в случае чего не пострадали. «Армия заточена на борьбу с внешним врагом, и если мы начнем доступными нам методами бороться с местной шпаной, то можно таких дров наломать…» — объясняет «пассивность» военных полковник Кожан.

Интересно вот что: обирают не какие-нибудь краснознамённые ансамбли песни и пляски или военных телефонистов. Нет, на счётчик поставлены «бойцы» из мотострелковых частей, морские пехотинцы и пр. Почему полки постоянной боевой готовности не могут себя защитить? Потому что офицеры в них — служащие с портфелями, а рядовые — рабы.